Мама в сети - форум для креативных мам

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мама в сети - форум для креативных мам » Развиваемся, играя » Как Научить Ребёнка Читать


Как Научить Ребёнка Читать

Сообщений 21 страница 40 из 86

21

летний дождь написал(а):

итог: ребенок в таком возрасте прекрасно знал азбуку - все в шоке, а на самом деле это проще простого

Я не вижу ничего шокирующего в этом, т.к. сегодняшние детки показывают много чудес.
В 1 г. и 5 мес можно знать не только азбуку, но и географию - основные материки и океаны, времена года, дни недели, цвета радуги, названия камней, нотки, складывать из кубиков свое имя и читать его.
И при этом ребенок не мучается и не дрессируется, он сам просит дать ему необходимую информацию.
А вот выбор методики, как преподнести нужную ребенку информацию - это уже выбор родителя!
Просто из книжки или в виде игр, песен и танцев!

0

22

Saga написал(а):

В 1 г. и 5 мес можно знать не только азбуку, но и географию

ну про такие чудеса я еще нигде не слышала, просто тут говорилось про чтение ;)

0

23

летний дождь написал(а):

ну про такие чудеса я еще нигде не слышала,

Это не чудеса!
Это методики Лазарева и Зайцева...

0

24

Saga написал(а):

Это не чудеса!
Это методики Лазарева и Зайцева...

:D я имела ввиду, что детей таких не встречала, котрые знают географию и континенты в 1и 5 мес
а то что можно научить читать ребенка просто без методик это реально вполне...

0

25

летний дождь написал(а):

я имела ввиду, что детей таких не встречала, котрые знают географию и континенты в 1и 5 мес

Я это поняла, что детей не видели!  :flirt:
Поэтому и уточнила про методики.
Вы же не ходили на занятия, поэтому и не видели, а детей таких много...
По, крайней мере, в Хабаровске так было!
Там очень распространены эти методики.
Так дети за руки родителей тянут туда, заставляют дома еще вспоминать.
Я сама удивлялась первое время...

0

26

летний дождь написал(а):

а то что можно научить читать ребенка просто без методик это реально вполне.

Конечно, реально, никто не спорит! :)
А по методике быстрее и проще для ребенка.
Ну, а если только про чтение то...

Вика-5 написал(а):

в то время, когда ребенок, обучающийся по классической системе сначала учит букву М и А по отдельности, потом ему объясняют, что если «ММММ бежит к А», то, в итоге, получится «МА», то ребенок, обучающийся по зайцевской системе, изначально видит именно склад МА (если до этого он видел его уже сотни раз, то легко вычленит в слове).Весь материал предъявляется ребенку сразу целиком, а не по частям, т.е если это кубики – то сразу все, если таблицы – то тоже вся целиком, а не по частям (в наборе она поделена  на части для удобства наклейки на стенку).Методика игровая и долгого сидения и заучивания чего-либо (букв, складов и т.д.) не предполагает.

Вот согласна с этим!

0

27

летний дождь
Умничка! Это показатель того, что мамочка интересуется своим ребенком и знает, что и как ему показать и рассказать, чтобы малышу было интересно.
Методики - они ведь более универсальные, а каждый ребеночек - индивидуален, и сказать, что всем однозначно пойдет Доман или Зайцев - сомневаюсь.
Еще Сесиль Лупан писала, что СМОТРИТЕ по ребенку - как ему нравится больше, так и занимайтесь.
Мы, например, любим смотреть карточки за компом, но еще мы читаем на стенке написанные слова, которые мой сынуля уже знает и хорошо говорит. Так происходит ассоциация слова с написаным изображением. Написанные слова под картинкой Домана не воспринимает вообще, а погремушки с самого раннего детства не любит, поэтому Зайцев тоже не очень...Но не факт, что через полгода-год не заинтересуется...всё может быть :crazyfun:
Много перепробовали, во все играли - как результат - половину отмели напрочь, но звуки выучили совершенно "мимоходом" в игре  :D

0

28

Вариации на тему детского чтения
Честь находки этих статеи Марины Аромштам принадлежит нашему ответственному редактору. Именно она, озабоченная проблемами подготовки к школе, помогла и себе и всем нам.

Статьи были опубликованы в газете "Дошкольное образование" за 2007 год.

Тема первая:
Где искать золотой ключик?
— Ничего не читает! Как свободная минутка, так к телевизору. И вот себе кнопки нажимает!.. А ведь буквы уже в четыре года знал!..

Стандартная жалоба. Родители подростков сетуют, учителя массовой школы проигрывают бой за приобщение школьников к классической литературе, психологи изучают проблему и сообщают нам о качественном изменении культурной среды и господстве в ней видеообразов. Параллельно другие психологи создают методики обучения грамоте детей горшечного возраста, призванные наполнить бурной деятельностью жизнь продвинутых мам.

Тут надо сделать необходимую паузу. Во-первых, я ничего не имею против стремления молодых родителей к овладению передовыми педагогическими знаниями: сама грешила. Поэтому теперь, начиная разговор в учительской или родительской аудитории, я коротко сообщаю, что являюсь мамой двоих молодых людей — 21 и 25 лет, т.е. мамой, вкусившей результаты (положительные и отрицательные), а также их отсутствие самых захватывающих методик воспитания своего времени.

Как бывший учитель я тоже не имею принципиальных возражений против того, чтобы ребенок к началу школьного обучения умел читать. Собственно, для поступления в спецшколу или в гимназию это теперь необходимо.

Но, по моему убеждению, нормально развивающемуся ребенку из интеллигентной семьи в дошкольном возрасте не нужны никакие специальные методики обучения грамоте. Он, при выполнении некоторых условий, к шести — шести с половиной годам прекрасно обучает себя сам. Более того, это самообучение и есть показатель его возможностей справиться с требованиями гимназической программы.

Если же этого не происходит, нужно вести прицельный разговор об особенностях развития данного конкретного ребенка и о том, как и чем заниматься с ним в первую очередь. Однако это тема для другого разговора.

Все методики по обучению детей чтению направлены на выработку умения переводить буквенные значки в звуки, звуки — в слова, а слова — в предложения. Но если понимать под чтением не бойкое движение по букварю под руководством воспитателя дошкольной прогимназии или гувернера, а чтение книг (т.е. чтение в собственном смысле слова), то умение это является хоть и необходимым, но недостаточным. Кроме того, и оно таинственным образом зависит не только от прогрессивности и совершенства тех методов и приемов, при помощи которых малыша обучают читать, и не только от виртуозных качеств учителя, но и от наличия у самого ребенка внутреннего желания читать. Это внутреннее желание психологи называют мотивом и утверждают, что именно он, а не что-либо иное, определяет успех любой человеческой деятельности. Иными словами, чтобы научиться читать, ребенок должен хотеть это делать.

Сто лет назад необходимость чтения обосновывалась информативностью книги, ее функцией "источника знаний". Сегодня нечитающий ребенок страдает от чего угодно, только не от недостатка информации. Он легко добирает и перебирает ее у экрана телевизора, видео и компьютера. Чтение с этой точки зрения является малоэффективным и трудоемким способом деятельности. Это подсознательно понимает любой дошкольник пяти лет.

Почему же он должен хотеть читать?

Мы являемся свидетелями очень интересного процесса — перехода чтения, особенно чтения классической и высокохудожественной литературы, в разряд элитных занятий.

При этом золотые ключики от потайной дверцы в мир чтения лежат не в учительском кармане, а в кармане... читающего родителя.

Чтобы ребенок хорошо говорил, с ним надо разговаривать: так задаются образцы устной речи. Чтобы ребенок научился быть внимательным, ему надо читать и рассказывать сказки: так задаются образцы восприятия слова. Чтобы книга воспринималась как необходимый элемент жизни, она должна жить в доме и быть востребованной взрослым. Так задаются образцы определенного жизненного стиля. Если после работы вас хватает только на то, чтобы шевелить кнопками телевизионного пульта, приготовьтесь к тому, что ребенок будет вести себя так же, не задаваясь вопросом, при чем тут усталость. Вы — образец. Какие могут быть к нему претензии?

В читающих семьях ребенок (опять подчеркиваю — в случае нормального развития) обучается читать сам собой, так же, как обучается ходить и говорить. Потому что чтение внутри его семьи является столь же необходимым видом деятельности, как хождение и говорение. Окружающая его среда насыщена буквенными символами, начиная от вывесок и газетных заголовков и кончая теми самыми кубиками с буквами, которые конечно же вам подарит друг семьи с педагогическими склонностями.

Вы между делом сообщите малышу, как называется та или иная буква, или он сам спросит вас об этом.

К определенному моменту выяснится, что ваш пяти-шестилетний человечек уже освоил значение букв и пытается прочесть рекламную надпись.

Подобное открытие порой ведет к странным последствиям: родители решают, что они могут больше не читать ребенку. Более того, не должны ему читать. Иначе как же он будет совершенствоваться в своем только что приобретенном навыке? Стимула не будет.

Позиция не просто неверная, а вредная.

Два процесса — слушать ваше чтение и читать самому — имеют совершенно разные задачи и основаны на совершенно разных механизмах. Вы же не станете заставлять ребенка пройти многокилометровый маршрут, ссылаясь на то, что он уже сделал первые шаги? Будучи старым адептом дорожных путешествий, вы возьмете малыша с собой в поход и понесете на себе. Ради чего? Ради общения и совместного переживания. Так же и с чтением. Когда вы читаете ребенку, вы общаетесь с ним и вместе переживаете прочитанное. Поэтому так важно, чтобы выбранная для чтения книга доставляла удовольствие и ребенку, и вам.

Кстати, совместное чтение вслух (не зависимое от возраста детей), как и домашний театр, было хорошей традицией интеллигентных семей в России в конце XIX — начале XX веков.

Совершенствование малыша в технике чтения — это другое, отдельное дело.

Во-первых, надо обеспечить ребенка соответствующей библиотекой, состоящей из книг с картинками в размер страницы и с коротенькими текстами под этими картинками (наподобие сказок Сутеева или сказок из серии "Учим малышей читать" издательства "Академия развития"). Буквы обязательно должны быть большими — даже тогда, когда, вы знаете, ребенок справляется и с маленькими. Процесс чтения не должен напоминать разгрузку вагонов. Самостоятельно ребенок должен читать более легкие книжки, чем он, по идее, мог бы, а сложный словесный мир будет, как и раньше, открываться ему через ваше ежедневное (не менее получаса) чтение вслух.

Во-вторых, важно помнить, что у маленького ребенка умение читать связано с умением писать, и письмо функционально предшествует беглому чтению. Подписи с орфографическими ошибками под его картинками, почему-то приводящие вас (а в особенности — бабушек) в ужас, не менее важны для процесса обучения чтению, чем страдания над букварными страницами. Забудьте про ошибки. Сейчас ребенок осваивает другой, крайне важный принцип: буквы — значки для звуков. Это и есть самообучение. А ваша задача — стимулировать его на этом пути всеми возможными способами. Помогайте малышу сшивать "книжки" из подписанных картинок, радуйтесь каждому "облачку" со словами "ой" и "ха-ха-ха", которое вылетает изо рта героя нарисованного им комикса.

Есть один замечательный путь побудить ребенка писать (разумеется, произвольными буквами). Это — научить его изготовлять вывески. Вывески могут понадобиться для игры в магазин, при строительстве города и даже перед приходом старого знакомого, которому вдруг станет интересно узнать, как все в доме называется (бредовый на первый взгляд мотив, но странным образом убедительный для ребенка). Если же у вас есть на примете хороший человек, который сменит привычное амплуа Деда Мороза на роль инопланетянина, акция по развешиванию вывесок в квартире приобретет небывалую актуальность, доходящую до ажиотажа. Тут уж будьте последовательны и прикрепите вывеску и на потолок, и на унитаз, и на ошейник своей собачки. Иначе инопланетянин может составить превратное представление о богатстве русского языка.

Если же вас начнут расспрашивать о странных особенностях изменившегося дизайна квартиры, смело отвечайте, что этому учит новейшая методика обучения грамоте. Можете козырнуть словом "мотив". Возможно, это не будет сильно противоречить истине.

На волшебном острове слов
Вторая вариация на тему детского чтения

Желание ребенка читать, а потом и писать, заниматься сочинительством — две ветки одного дерева. Их корень — интерес ребенка к живой жизни слова.

Чем является для ребенка слово? Оно сродни фантастическому существу, способному к превращениям, обладающему магическими возможностями порождать предметы, явления и целые миры. И ребенок получает огромное удовольствие, обнаруживая эти его особенности, играя словами, подобно тому как Танечка и Ванечка Корнея Чуковского играли с Тяни-Толкаем.

Взрослый должен только вовремя и умело включиться в это замечательное занятие, помогая ребенку пополнить арсенал словесных игр и превращений.

А я придумал слово,

Смешное слово "плим"!

Вот прыгает и скачет

плим, плим, плим,

И ничего не значит

плим, плим, плим!

Ирина Токмакова

Как играть словами?

Чтоб словами поиграть,

Надо научиться... врать!

Пожалуйста, не удивляйтесь. Врака враке рознь. Это нам еще в детстве объяснили Мишка с Толиком из рассказа "Фантазеры", который должен был бы стать введением во все учебники по детской психологии. Те самые враки, в которых упражнялись герои Н.Носова, по природе своей родственны серьезному сочинительству настоящих писателей и поэтов. И если мы всегда предпочитаем иметь дело с тем, что понимаем, необходимо учесть, что в процессе "пустяшной" деятельности по придумыванию врак ребенок подсознательно осваивает законы словесного творчества, постигает их изнутри.

В фольклоре для этого существует более точное слово — "небывальщина":

По поднебесью, братцы,

Медведь летит.

Медведь летит,

Хвостом вертит.

На этом принципе построен целый пласт детской поэзии, в который внесли свой вклад и Корней Чуковский (вспомните знаменитую "Путаницу"), и Юнна Мориц, и Роман Сеф, и Борис Заходер, и многие другие.

Для начала все это надо откопать, прочитать и выучить с ребенком наизусть.

" (Можете предложить ребенку более пристойное, но менее понятное название: "Кто кого перенелепит?" — на выбор.)

Играющих может быть двое, а может быть две команды но 3—4 человека. Сначала (очередность устанавливается по жребию) играющий одной команды придумывает враку:

— А я видел, как кошка но небу летала!

Игрок другой команды подхватывает:

— А я видел, как самолет на тучу лаял!

И так до тех пор, пока у кого-то из играющих не истощится фантазия.

Ребенок очень быстро понимает, что придумывать — совсем непросто, особенно что-то новенькое. Легче всего использовать старые, уже кем-то выдуманные "враки". Но это никогда не спасает от поражения. Чтобы победить, приходится напрягать воображение, искать образы, подбирать слова.

Попробуйте сыграть в небывальщину на двоих со своим малышом. После двух-трех туров вы обречены на хроническое поражение. Взрослые, как правило, проигрывают детям в этой игре. Если они, конечно, не поэты.

"Лошаденок"

Помните, как замечательно Корней Чуковский описал природную способность ребенка к словотворчеству в своей книге "От двух до пяти"?

Внимательный и заинтересованный родитель, вы, конечно, записываете за ребенком его забавные словечки и выражения. Это ваша памятная коллекция. Возможно, со временем ею заинтересуется какой-нибудь детский журнал.

Но некоторые из "продуктов словотворчества" можно заставить поработать на своего создателя уже сейчас.

Представьте себе, что в стандартной ситуации, когда ваш малыш должен запомнить названия детенышей животных (у лисицы — лисенок, у волчицы — волчонок, у тигрицы — тигренок, у зайчихи — зайчонок), в его речи появляется... лошаденок. С точки зрения официальной методики по подготовке к школе будущих отличников, этот лошаденок подлежит полному и немедленному искоренению. Так пусть же дрогнет ваша рука. Вспомните, что любой недомерок может оказаться Коньком-Горбунком (а может быть, и Пегасом?). Иными словами, перефразируя Винни-Пуха, никогда не знаешь точно, чем кончится дело, если имеешь дело с подобными словечками.

Конечно, ребенок должен узнать настоящее название детеныша лошади, но почему бы и за лошаденком не оставить право на существование? Может, поселить его вместе с коровенком, овчонком, свиненком и им подобными на каком-нибудь подходящем волшебном острове, где возможна захватывающая, полная событий туземная жизнь? Но поскольку никто толком не знает, как выглядят обитатели этого острова, необходимо нарисовать их портреты, уточнить, чем они питаются, как спят, что любят делать.

А это уже огромный совместный труд (ваш и ребенка) по созданию энциклопедического словаря неизвестных науке животных.

"Висит груша — нельзя скушать"

Замечательное, до сих пор неоцененное по достоинству занятие — загадывание загадок.

Между прочим, слово гадать изначально означало думать: загадка была первой формой прафилософского осмысления мира.

Сначала загадывайте ребенку множество разных загадок и сообщайте их отгадки.

Кстати, настоящие фольклорные загадки невозможно отгадать, не зная ответа. В загадках выражалось тайное знание древнего племени. Если надо было убедиться в принадлежности человека какому-нибудь сообществу, в его посвященности, причастности к таинствам, устраивали испытания загадками. Известны пришельцу отгадки — он свой и имеет право на жизнь в племени. Не известны, значит, это чужой, и лучше его съесть поскорее, чтобы не наделал каких-нибудь бед.

Когда ребенок запомнит достаточно много загадок с отгадками, можно устраивать "загадочные" состязания: сначала один загадывает загадку, потом — другой. У кого быстрее загадки кончатся, тот проиграл. Это очень древний вид состязаний. Только раньше поражение могло стоить проигравшему головы.

Следующий этап — самостоятельное придумывание загадок. Например, в воскресенье вы садитесь завтракать, никуда не торопитесь и говорите перед началом еды:

— Я задумал(а) предмет, который стоит на столе. Он плоский, круглый, белый, с тонкой голубой линией по кругу.

Ребенок тут же догадывается, что это тарелка, и предлагает вам свой вариант загадки.

По такому же принципу можно сочинять загадки о животных: "Хищник серо-зеленого цвета, издалека похожий на бревно. Живет по берегам Лимпопо, Амазонки и других водоемов". Это занятие дети очень любят. А какой простор для использования их обширных знаний об экзотических животных, полученных из различных телепередач и видеофильмов!

А вот самая трудная игра в разгадывание загадок. Выбирается водящий. Он выходит из комнаты, а остальные играющие выбирают какой-то предмет, который водящему нужно будет разгадать. Указывается место, где этот предмет находится: на столе, на потолке, около окна — чем взрослее дети, тем шире поле для поиска предмета. Водящий возвращается и пытается определить задуманный предмет с помощью вопросов:

— Он плоский?

— Он красного цвета?

— Он из дерева?

Остальные игроки имеют право отвечать либо "Да", либо "Нет". Чтобы участвовать в такой игре, нужно владеть достаточно широким набором свойств для характеристики предметов. Эта игра сильно развивает ребенка, если играть в нее в разновозрастной группе.

Имейте в виду, что текст таких загадок включает условие, вопрос и ответ, а также требует решения на основе непростой деятельности по сравнению и сопоставлению получаемых данных. Поэтому игры в загадки являются прекрасной формой подготовки к решению математических задач.

"Запретные слова"

Самый известный вариант игры в запретные слова - "Черное с белым не берите, «да» и «нет» не говорите!». Это диалог, в котором ведущий задает вопросы, хитроумно пытаясь вынудить отвечающего к употреблению слов черное, белое, да, нет.

— Вы поедете на бал?

— Поеду.

— И, конечно, наденете ослепительно-белое платье? — И так далее.

Через некоторое время ребенок научится виртуозно избегать запретных слов, а потом и водить. Хотя задавать вопросы детям нравится меньше, чем отвечать.

Существуют различные варианты подобной игры. При желании вы легко придумаете их сами. Например, условьтесь с ребенком в течение часа не употреблять слово "Я". В этом случае говорящие вынуждены пользоваться другими речевыми конструкциями: вместо "Я хочу" — "Мне хочется" или "Мне бы хотелось".

Продолжение следует…

Марина АРОМШТАМ

0

29

Привет всем,извините конечно,мне не очень понятно,зачем ребёнку читать в полтора года?Столько всего нужно детям освоить ,вместе играть,уступать,жалеть,ведь если ребёнок это не освоит,то ему действительно будет сложно в коллективе ,да и по жизни.А читать,спокойно и в 4 года можно научиться,опть таки при желании.

0

30

Согласна с Аришей. Не надо бежать впереди паровоза.
Конечно, мама гордится ребенкиными успехами. Правда, что и не такому можно выучить. Но как ребенок выучится читать, когда у него не развито совершенно абстрактное мышление. Вот к 4-м годам - самое то. Естественно при желании ребенка.
Я заметила, что чем меньше внешних раздражителей для мозга (мультики, развлечения и т.п.), тем быстрее ребенок заинтересовывается в чтении.

0

31

Машуша написал(а):

Согласна с Аришей. Не надо бежать впереди паровоза.

Иногда, приходится бежать не впереди паровоза,
а успеть бы бежать за своим ребенком... :yep:

0

32

Аришка написал(а):

Привет всем,извините конечно,мне не очень понятно,зачем ребёнку читать в полтора года?Столько всего нужно детям освоить ,вместе играть,уступать,жалеть,ведь если ребёнок это не освоит,то ему действительно будет сложно в коллективе ,да и по жизни.А читать,спокойно и в 4 года можно научиться,опть таки при желании.

А с этим никто и не спорит!
Это, действительно, ОЧЕНЬ важно!
Что касается меня, то все, что даю детям, только после их настоятельного интереса.
Вот, требовали с меня кубики, которые увидели на занятиях...
Когда купили требовали, что бы я с ними играла в них, вот так и пришлось изучить эту методику.
Сама бы я, врядли, до этого додумалась...
Детки разные, кто-то и в школе учится читать и не страдает от этого!

0

33

Да,мне тоже очень понравились кубики Зайцева,у меня ребёнок не только научился читать,понимая почитанное,но и полюбил петь.

0

34

Еще есть темка отдельная Кубики Зайцева

0

35

Saga написал(а):

Иногда, приходится бежать не впереди паровоза,
а успеть бы бежать за своим ребенком...

Согласна! У нас тоже так! Иногда легче включить мультик, но он упорно тянет книжку - и как ни странно - букварь! Я про абстрактное мышление тоже в курсе, но если ребенку нравится и хочется - то уж приходится собираться с мыслями играть с малышом в ту игру, в которую он просит, если это буковки - то почему бы и нет?

+1

36

Приветик. Я вот читаю и удивляюсь. Чтобы научить ребенка читать в полтора года, нужно, чтобы он уже умел говорить. Нам скоро год, а говорим только ДАЙ. Подскажите, может я не так разговариваю с ребенком, что он не говорит. А очень хотелось бы...

0

37

Orlin написал(а):

Подскажите, может я не так разговариваю с ребенком, что он не говорит. А очень хотелось бы...

Ребенок перед тем, как заговорить (активно использовать свой словарь) набирает пассивный словарь!
В полтора года не стоит ставить цель научить его говорить, но если вы начнете знакомить малыша со звуками и слогами, то это тоже поспособствует тому, что малыш научиться правильно воспринимать на слух звуки и будет развивать артикуляцию!
Как научиться говорить - есть отдельная темка (щас порыскаю, постараюсь вам дать ссылочку).
Общайтесь с ребенком и давайте ему почву для размышлений и развития, то что ЕМУ интересно! :D

0

38

Ловите ссылочку Развитие речи Там можно найти много интересных и полезных советов, а так же упражнений по развитию речи!!! Мы тоже все это проходили!

0

39

Nusha спасибо за ссылочку :flirt:

0

40

Муж нашел статью:
Статья Л.А. Ясюковой "Психолого-педагогические причины неграмотности современных школьников" (2007).
"http://community.livejournal.com/child_psy/108315.html"
Так что, мамочки, ответственность за грамотность только на нас.

Трудности с русским языком: психолого-педагогические причины

Статья Л.А. Ясюковой "Психолого-педагогические причины неграмотности современных школьников" (2007).

Статья для меня лично поразительная, - я и представить не могла, что именно так обстоит ситуация с обучением русскому языку в школе.

Краткое содержание.

Основная причина неграмотности школьников (и уже не только) - в методике обучения русскому языку. В середине 1980-х годов эта методика изменился изменилась. Раньше детей учили прежде всего запоминать, как пишутся слова. В результате формировалась зрительная доминанта - при письме ребенок ориентировался на зрительный образ слова. Новый метод обучения грамоте строится на анализе звукового состава слова. Цитирую статью: "Когда дети, не видя букв, долго (1-2 года) работают со звуковым составом слова, у них формируется слуховая доминанта: звуковой образ слова становится для них главным, первичным, а буквы, которые они начинают впоследствии использовать для записи слов — вторичны". В результате дети начинают писать так, как слышат: йожык, йащик, зельоный, йула. Вот, оказывается, откуда пошел албанский язык - его учат в школе. Считается, что чем лучше ребенок слышит звуки, которые входят в состав слова, тем грамотнее он будет писать. Однако в русском языке далеко не все как слышится, так и пишется, поэтому результат оказывается ровно обратным: если 20 лет назад "подавляющее большинство учащихся выпускных классов обычных общеобразовательных школ писало экзаменационное сочинение, делая на 10 страниц текста не более 2-4 ошибок", то сейчас " таких результатов достигают отдельные учащиеся гимназий, а про общеобразовательные школы и вообще говорить не приходится."

Л.А. Ясюкова.
Психолого-педагогические причины неграмотности современных школьников

В исследовании, проведенном в 2000 году в рамках программы Program for International Student Assessment (PISA), изучалось чтение и грамотность 15-летних учащихся 32 стран (4). Наиболее грамотными были признаны учащиеся Финляндии, Канады, Новой Зеландии, Австралии, Ирландии, Кореи, Великобритании, Японии, Швеции, Австрии (1-10 места). Французские школьники заняли 14-е место, американские — 15-е, испанские — 18-е, итальянские — 20-е, немецкие — 21-е, школьники России оказались на 27-м месте. Замыкали список учащиеся Мексики и Бразилии. Если еще учесть, что исследование проводилось среди 15-летних подростков, т.е. в 9-10-х классах, до которых у нас не добираются полностью неграмотные учащиеся, то каков на самом деле уровень грамотности среди молодежи (и не только среди молодежи) в нашей стране? К сожалению, уже никого не удивляет многообразие ошибок даже в печатных текстах (книги, газеты, журналы), которые остаются, несмотря на встроенную в компьютерные программы проверку правописания. За последние десятилетия все к этому привыкли, успокоив себя ссылками на сложность русского языка.

Сложность заключается в том, что в русском языке нет взаимно однозначного соответствия между звучанием и написанием слов. При этом известно, что писать надо не так как слышится, а в соответствии с принятой графикой изображения и правилами написания. Учебные программы начальной школы до середины 80-х годов прошлого века строго следовали этому принципу: детей сначала знакомили с буквами и правилами, по которым из них складываются слова и далее — с правилами построения предложений и написания текстов. Зрительный метод обучения был нацелен на то, чтобы дети привыкали писать так, как видели, а не так, как слышали. Чтению учили так же наглядно, посредством составления из букв слогов и слов, и далее составлению из слов предложений. В результате, подавляющее большинство учащихся выпускных классов обычных общеобразовательных школ писало экзаменационное сочинение, делая на 10 страниц текста не более 2-4 ошибок. (Сегодня таких результатов достигают отдельные учащиеся гимназий, а про общеобразовательные школы и вообще говорить не приходится.) Однако этот метод обучения был признан неправильным, и были разработаны учебные программы, в основу которых был положен звуковой анализ речи.

Современные программы, основанные на фонематическом методе, обучают, в первую очередь, звуковому анализу речи, определению звукового состава слова. Только после этого детей знакомят с буквами и показывают, как переводить звуковой образ в буквенную запись, т.е. обучают детей писать так, как они слышат. И после этого мы удивляемся повальной неграмотности. Однако ни педагоги, ни психологи не подвергают сомнению качество учебной программы, но единодушны в том, что причина неграмотности — в недостатках развития фонематического слуха современных детей. И начинают развивать этот слух со старшей, а иногда и со средней группы детского сада. Современные дети в течение двух-трех лет до поступления в школу выполняют разнообразные упражнения, чтобы научиться выделять фонемы и анализировать звуковой состав слова, а логопеды помогают им преодолевать дефекты звукопроизношения. Миф о том, что фонематический слух абсолютно необходим при обучении чтению и грамотному письму, так утвердился за последние 20 лет, что уже никто не подвергает это положение сомнению. Считается, что даже буквы можно успешно усвоить только в том случае, если: 1) ребенок имеет четкий слуховой и артикуляционный образ звука, т.е. когда он звук дифференцирует, не смешивая с другими, что называется фонематическим восприятием; 2) ребенок имеет представление об обобщенном звуке речи, о фонеме, имеющей смыслоразличительное значение, и умеет выделять звуки из речи, т.е. проводить фонематический анализ (4 с. 152). Педагоги, логопеды, психологи убеждают родителей, что грамотное письмо невозможно, если до школы не сформировать у ребенка фонематический слух. И приводят в подтверждение своих слов неграмотность современных школьников.

Однако любой педагог, логопед, психолог может прийти в школу, где обучаются глухонемые дети. (Я в такой школе работала 4 года.) У глухонемых детей вообще нет никакого слуха, не только фонематического, тем не менее, большинство из них пишет грамотно. Работают они по учебникам общеобразовательных школ, читают и вполне понимают, что в них написано. Следовательно, без фонематического слуха вполне можно обойтись и при обучении чтению, и при обучении грамотному письму. Естественно, глухонемых детей учат зрительным, буквенным методом и достигают с его помощью высоких положительных результатов.

Если логопеды доказали, что у современных детей не развит фонематический слух, то зачем при их обучении использовать программы, основанные на фонематическом анализе? Школа должна решать вполне конкретную задачу: обучать тех детей, которые приходят учиться. Даже если программы прекрасны сами по себе, но не обеспечивают качества обучения современных детей, зачем их использовать? Не лучше ли вернуться к программам 60-70-х годов прошлого века или использовать новые разработки, основанные на зрительном методе, например, кубики Н.А. Зайцева? Своих детей я учила чтению и письму зрительным методом, и по русскому языку за все время обучения, кроме пятерок, других оценок у них не было. За годы консультирования я помогла многим учащимся при помощи заинтересованных родителей, вопреки школьным программам, добиться грамотного письма, используя именно зрительные методы обучения. Современным педагогам не нравится, когда в классе оказываются дети, научившиеся читать с помощью буквенных касс или кубиков Н.А. Зайцева. Основная претензия состоит в том, что дети не знакомы с фонематическим анализом. Обычно у меня происходит следующий диалог с учителем: Дети читают бегло? — Да, но не умеют делать фонематический анализ. — Дети пишут грамотно? — Да, но не умеют делать фонематический анализ. — Если они бегло читают и пишут грамотно, зачем им фонематический анализ? На последний вопрос учителя отвечают ссылками на программу, которая этого требует. Если в первом классе бегло читающие дети усердствуют в освоении фонематического анализа, слуховой образ слова начинает вытеснять зрительный его образ, и письмо становится менее грамотным. Я не против того, чтобы учащиеся знали, что такое фонема и могли сделать фонетический разбор слова. По старым программам их этому обучали в 5-6 классах, и они овладевали основами теоретической лингвистики, сохраняя при этом грамотное письмо.

Какие же рекомендации дают психологи родителям, которые готовят своих детей к школе и хотят научить их читать?
Естественно, рекомендуют развивать фонематический слух. Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман, авторы многих известных пособий, подчеркивают, что начинать обучение грамоте с букв опасно (2 с. 6), знакомству и работе ребенка с буквами должен предшествовать добуквенный, чисто звуковой период обучения (2 с. 7). Ими разработано и предложено много игр и упражнений на определение первого и последнего звука в слове, различение твердого и мягкого звуков, выделение ударного гласного звука, проведение полного звукового анализа слова, которые широко используются в дошкольном и начальном школьном обучении. В предлагаемых ими играх-упражнениях на МА начинаются не только слова машина, матрешка, но и мочалка, морковка, а на СА начинается слово собака (2 с. 54). Первый звук в слове эскимо — И, а в слове вторник — Ф. В словах НОС и НЕС различаются именно первые звуки(твердый и мягкий Н), а вторые гласные звуки одинаковы (О) (2 с. 36). Ударный гласный звук О следует выделять не только в словах корова, конь, овцы, но и в словах теленок, козленок. В словах конфета и орехи — ударный звук Э, в слове изюм — У, а в слове инжир — Ы (2 с. 21). Ребенок должен научиться правильно слышать звуки в словах: (ЙЭ)ЛЬ, (ЙО)ЛКА, (ЙУ)БКА, (ЙА)КОРЬ, т.к. не существует звуков Е, Ю, Я. Ребенка рекомендуется знакомить с буквами только после того, как он научится легко выделять звуки в любых предлагаемых ему словах. Как Вы думаете, как будут писать дети после подобных упражнений? Естественно, они будут писать так, как слышат. Когда дети, не видя букв, долго (1-2 года) работают со звуковым составом слова, у них формируется слуховая доминанта: звуковой образ слова становится для них главным, первичным, а буквы, которые они начинают впоследствии использовать для записи слов — вторичны. Могу привести реальный тому пример из школьной жизни. Когда учительница в 1-ом классе рассказала ребятам про букву а, написала ее на доске и спросила, какое слово на букву а они знают, то услышала от детей — агурец. Даже выучивая в школе правила, они продолжают писать неграмотно, т.к. им просто не приходит в голову проверять написание привычно звучащих слов.

Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман отмечают, что в первых детских письменах обязательно будут расхождения с орфографическими нормами. Раннее письмо детей, хорошо чувствующих звуковой состав слова, более всего напоминает транскрипции. Постарайтесь пока не обращать внимания на орфографические ошибки, более того — радуйтесь, если ребенок точно воспроизводит звучание слова и пишет, например, што и песьня. Это свидетельствует не о безграмотности, а об отличном фонематическом слухе (2 с. 51). Для вашего ребенка еще не пришла пора заняться орфографией. Пока что он имеет право писать так, как слышит (вы сами научили его хорошо слушать звучание слова). И если он написал НОШ (вместо НОЖ) и САБАКА (вместо СОБАКА), не спешите обрушивать на него всю орфографическую премудрость: большинства объяснений он еще не поймет, но начнет чувствовать себя крайне неуверенно при записи слов (2 с. 65). Если родители следуют этим рекомендациям, и ребенок продолжает писать так, как слышит, то у него формируется и зрительно-двигательный неграмотный образ слова. Чем чаще он так пишет и видит эту неграмотную запись, тем привычнее она воспринимается, закрепляется и в дальнейшем воспроизводится автоматически. Выученные впоследствии правила никак не влияют на привычную неграмотную форму записи.

Слуховая доминанта приводит к вполне предсказуемым ошибкам. Естественно, дети пропускают буквы, когда им встречается стечение согласных, т.е. пишут так, как произносят, например, лесница (вместо лестница) и пр. Предлоги у них обычно сливаются со словами, поскольку именно так они говорят, например, во кно (вместо в окно), фки но (вместо в кино). Поскольку нет звуков Я, Ё, Е, Ю, то дети пишут йожик, йащик, зельоный, йула и пр. Глухие и звонкие согласные они тоже пишут в соответствии с тем, как в каждом конкретном случае слышится, а именно: флак и флаги, дуп и на дубе. И чем чаще они так пишут, тем прочнее закрепляются и автоматизируются неграмотные варианты написания. Любой учитель русского языка может привести еще много интересных примеров из школьных тетрадей. Трудно согласиться с Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман, что ведя ребенка от звуков к их буквенным обозначениям, взрослый выбирает для малыша наиболее легкий, естественный путь введения в письменность (2 с. 42).

Сегодня все эти особенности неграмотного письма принято квалифицировать как логопедические ошибки, а ребенка, который их допускает, отправлять к логопеду на коррекционные занятия. На самом деле, суть проблемы состоит в том, что мы сначала обучаем детей писать так, как они слышат, а потом пытаемся бороться с тем, чему научили. До конца 80-х годов прошлого века мало кто слышал о логопедах. Изредка они появлялись в детских садах, проверяли особенности произношения и учили детей правильно выговаривать слова. В школах они не работали, дети и без них успешно осваивали грамоту. Ситуация изменилась после того, как начальная школа перешла на новую программу по русскому языку. Сегодня, несмотря на различие авторов и кажущееся обилие учебников, основу любой программы составляет метод фонематического анализа речи. Фактически — программа одна и дефекты обучения везде одинаковы. И в каждой школе теперь есть логопед, и работы у него исключительно много. Можно сказать, что работа современного логопеда заключается в том, чтобы исправлять неграмотность, которая формируется у учащихся под влиянием рекомендуемого педагогами и психологами дошкольного обучения и программ начальной школы. Естественно, логопеды к этому не готовы, но они работают много и делают, что могут, но радикально выправить ситуацию они не в состоянии. Если они усердно занимаются формированием фонематического слуха, то неграмотность ребенка только закрепляется.

Что же обычно предлагают психологи в помощь учителям и неграмотным учащимся? Можно взять для примера пользующееся популярностью у психологов и педагогов трижды переизданное пособие Н.П. Локаловой (3). Неграмотность учащихся, ошибки, связанные с заменой, пропуском, недописанием букв, слогов, она объясняет, естественно, недоразвитием фонетико-фонематического и звуко-буквенного анализа (3 с. 14). Для развития фонетико-фонематического и звуко-буквенного анализа она предлагает стандартные упражнения на опознание отдельных звуков в словах, на звуковой анализ слов с использованием фишек трех цветов (красные — для обозначения гласных звуков, синие — для твердых согласных звуков, зеленые — для мягких согласных звуков), задания на различение слов, близких по звуковому составу (крыша — крыса, булка — белка, день — тень); игры на словообразование с заменой и перестановкой звуков в исходных словах (3 с 61-62). Все эти упражнения, естественно, укрепляют слуховую доминанту, и если родители параллельно не нанимают для ребенка репетитора по русскому языку, положительных сдвигов не будет.

Н.П. Локаловой предлагаются упражнения для ликвидации и конкретных ошибок, что подкупает учителей. Например, дети не пишут в словах мягкий знак (пишут василки вместо васильки, кон вместо конь и пр.). Н.П. Локалова объясняет это как недостатками в развитии фонетико-фонематического анализа, так и неразвитостью умения дифференцировать мышечные усилия (3 с 15). Для развития фонетико-фонематического анализа она предлагает выше приведенные упражнения, а для развития дифференцировки мышечного усилия — следующее: На листе бумаги в широкую линейку (поля обязательно справа) ученику предлагается писать палочки и черточки между ними следующим образом: I-II-III-I-II-III-... Выполняя задания, ученик должен соблюдать следующие правила: 1) писать палочки и черточки в заданной последовательности; 2) правильно переносить системы знаков с одной строки на другую (не начинать обязательно каждую новую строку с одной палочки и не разрывая системы из двух и трех палочек при переходе на новую строку); 3) не писать на полях; 4) писать палочки и черточки не на каждой строке, а через строку. Время выполнения — 10-15 минут (3 с. 50). Кроме этого упражнения она предлагает:

Вырезание ножницами по контуру изображений разной степени сложности.
Складывание рисунков-узоров из мелких предметов в ячейки.
Рисование кругов, овала и других фигур.
Выполнение гимнастических упражнений.
Использование подвижных игр.
Выполнение упражнений на прием мяча на коротком расстоянии.
Выполнение гимнастики пальцев рук.
Нанизывание бусинок на длинную нитку.
Раскрашивание картинок карандашом с разной степенью нажима.(3 с. 68)

Работы для ребенка придумано много, потратит он на нее уйму времени, только грамотней он от этого не станет.
Почему же дети не пишут мягкий знак? Во многом благодаря именно звуковому анализу слов и играм, которые рекомендованы Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман, например, таким, когда детям предлагается поселить кого-то (зверей, птиц, детей и т.п.) в домике. Эти игры пользуются популярностью и в детских садах, и в начальной школе и основаны на подсчете звуков в слове. Для обозначения звуков ребенку предлагается использовать фишки: красную — для гласных звуков, синюю — для твердых согласных звуков, а зеленую — для мягких. Например, рисуется домик, в основании которого четыре клетки. Ребенка спрашивают: Кто в этом домике живет: курица, петух, гусь или утка? Правильный ответ утка, т.к. это слово состоит из четырех звуков: гласный, твердый согласный, твердый согласный и гласный звуки. Выкладываются красная, синяя, синяя и красная фишки. Курица и петух не могут жить в этом домике, т.к. в этих словах звуков больше, чем четыре. Но и гусь в этом домике не живет, т.к. это слово состоит всего из трех звуков: твердый согласный, гласный и мягкий согласный звуки (2 с. 23). Слово гусь выкладывается из трех фишек: синей, красной и зеленой. Именно после таких упражнений дети мягкий знак не пишут никогда. Если же учительница пытается выяснить у ученика (как я наблюдала недавно в одной из школ Санкт-Петербурга), какая буква стоит на конце слова, изображенного им как ден (вместо день), он заявляет — зеленая.

Традиционным стало выделение невнимательности в качестве основной из причин неграмотного письма. С позиций здравого смысла это представляется очевидным. Соответственно, предлагается масса упражнений на тренировку внимания. Однако моя более чем 20-летняя практика работы в школах показывает, что подобные умозаключения не вполне корректны. Сама по себе тренировка внимания, безусловно, полезна, но этого недостаточно для того, чтобы дети писали грамотно. Мои исследования (что отражено в публикациях) показывают, что и при высоком уровне произвольного внимания многие учащиеся и начальных, и старших классов пишут неграмотно. И, напротив, детей, страдающих легкими функциональными нарушениями в работе мозга (ММД), или, как принято по современной терминологии, с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью (СДВГ), можно научить писать грамотно и не допускать ошибок по невнимательности. Даже в тех случаях, когда не удается вылечить само заболевание, можно (именно этим я и занимаюсь) заменить оперативный контроль логическим программированием, и дети пишут грамотно, не допуская ошибок, несмотря на диагноз СДВГ.

Для объяснения безграмотного письма современные педагоги и психологи выдвигают и новую причину — неразвитость орфографической зоркости
(1 с. 10). Они полагают, что дети просто не видят ошибок, и надо развивать зрительный анализ. Для этого А.Ф. Ануфриев и С.Н. Костромина предлагают детям дорисовать картинки, используя имеющиеся детали и оси симметрии; построить из кубиков фигуры по нарисованному образцу; решить известные задачки на креативность, перекладывая спички; группировать геометрические фигуры; выполнить четыре задания из 7-го субтеста и два задания из 8-го субтеста теста Амтхауэра (1 с. 188-206). Во-первых, этих заданий явно недостаточно для развития чего бы то ни было, и, во-вторых, они никак не повлияют на неграмотное письмо. Я не раз консультировала в школах с углубленным преподаванием математики. Многие учащиеся математических классов, несмотря на высоко развитое зрительное мышление (легко выполняли задания 7 и 8 субтестов теста Амтхауэра, матриц Равенна и пр.), пишут неграмотно. Ликвидацией неграмотности приходилось заниматься с использованием метода В.В. Репкина, таблиц Н.А. Зайцева и специально разработанных упражнений, содержащих примеры-ловушки для уточнения зоны применения правил. Естественно, школьники с более высоким общим интеллектом и развитым зрительным мышлением, по сравнению с менее интеллектуально развитыми одногодками, быстрее осваивались с таблицами Н.А. Зайцева, повторяли и систематизировали правила русского языка, перестраивались при письме на логико-визуальный контроль. Однако само по себе наличие высоко развитого зрительного мышления оказывалось недостаточным для формирования орфографической зоркости учащихся. Требовалась специальная работа по преобразованию слуховой доминанты в зрительно-логическую доминанту и преодолению инерции, автоматизмов неграмотного письма.

Надо, наконец, признать, что у нас не все в порядке с самим методом обучения. И это первая и основная причина неграмотности современных школьников. Но существует и вторая причина неграмотного письма — это неполноценный навык чтения. Если ориентироваться на педагогическую оценку техники чтения школьников, то особой проблемы не отмечается. Да, многие дети читают медленнее, чем следовало бы. И тут психологами предлагается множество упражнений для ускорения этого процесса: тренировка артикуляции, расширение поля восприятия, чтение на скорость разнообразных буквосочетаний и др. Предлагается и принудительное чтение с движущейся с определенной скоростью по строчке рамкой, которая закрывает прочитанные слова, чтобы ребенок не смог к ним вернуться. Озвучил, и иди дальше. Можно спросить, при чем тут скорость? Дело в том, что по современным требованиям к качеству навыка чтения — это первый и главный критерий, далее оценивается — выразительность и безошибочность, пониманию текста при педагогической проверке отводится 4-е место. Считается, если ребенок быстро вслух прочитывает текст, то все в порядке.

Методисты, разработавшие критерии оценки навыка чтения, возможно, не подозревали, что озвучивание и осмысливание — две независимые операции, которые не слиты даже у бегло читающего взрослого человека. Мы специально проводили эксперименты, предлагая взрослым людям громко, выразительно читать газетные статьи или научные доклады, а потом просили изложить суть того, что они прочли. Все испытывали серьезные затруднения с воспроизведением основного смысла. Когда они аналогичные тексты читали молча, глазами, то никаких затруднений в выделении основных смысловых моментов не возникало.

Когда детей на начальном этапе формирования навыка чтения заставляют читать громко вслух и акцент делается на скорости, то тем самым тренируется только операция озвучивания текста, но осложняется его понимание. Любой ребенок скажет, что читать молча проще, но детям этого делать не дают. В итоге нередко происходит полное расщепление операций: дети обучаются бегло озвучивать тексты, абсолютно не понимая того, что они читают. При этом педагогическую проверку техники чтения учащиеся проходят без труда, и считается, что читать они умеют. Мы проводили специальные эксперименты, предлагая учащимся в конце 1-го класса и во 2-м классе, успешно сдавшим технику чтения, прочесть вслух два предложения из рассказа Рябчонок Е. Чарушина, входящего в серию рассказов про щенка Томку. В тексте шла речь о рябенькой курочке с хохолком на голове, а на иллюстрации к рассказу был нарисован щенок. Все учащиеся легко громко прочитывали эти два предложения, а на вопрос: Про кого говорится в тексте?, — уверенно отвечали — про собачку. Более того, мы просили детей пересказать прочитанный ими текст, и задавали тот же вопрос. Дети легко повторяли близко к тексту, почти наизусть эти два предложения и отвечали, что там говорится про собачку.

Е.А. Бугрименко и Г.А. Цукерман уверяют нас, что чтение есть ни что иное, как озвучивание графических значков (2 с. 37). После того как ребенок научился сливать любую согласную букву с любой гласной, он освоил основной принцип чтения. Он научился читать (2 с. 56). К сожалению, данные авторы, также многие педагоги и психологи, которые с ними согласны, заблуждаются. В этом случае ребенок обучается озвучивать, но не читать. Чтение — это перевод графических символов в смыслы. Беглое чтение — это не быстрое озвучивание, это — быстрое понимание. Качество навыка чтения надо оценивать в соответствии с тем, что является смысловой единицей восприятия текста. Мною разработан тест, давно опубликованный и достаточно широко применяемый сегодня психологами, который позволяет определить смысловую единицу восприятия текста.

О полноценном беглом чтении мы можем говорить только тогда, когда смысловой единицей восприятия текста является целое предложение
. В этом случае, читая, ребенок сразу схватывает смысл целого предложения и легко понимает любые тексты. Таких детей можно обучить грамотному письму, но в начальной школе их не более 2-4 человек на класс. В качестве смысловой единицы восприятия текста может выступать словосочетание. В этом случае смысл предложения понимается не сразу, а как бы складывается из двух-трех кусков, и навык чтения уже неполноценен. Просто построенные тексты на знакомые темы дети понимать могут. Однако длинные, стилистически усложненные предложения, характерные для литературных произведений, понимаются с трудом, частично и искаженно. Мысленные метания героев и философские рассуждения оказываются совсем непонятными. Более 60% учащихся оканчивают школу, имея неполноценный навык чтения. Серьезную литературу они не читают. Диктанты некоторые из них еще написать могут, но сочинения они не могут писать совсем. Для их сочинений характерно лингвистически неграмотное построение фраз, ошибки согласования слов в предложении и, естественно, стандартные орфографические ошибки. Однако для большинства учащихся начальных классов характерен еще более убогий навык чтения, когда смысловой единицей восприятия текста является отдельное слово (или его части). Фиксируя отдельные комплексы букв, такой ученик может увидеть и произнести совсем не то слово, которое написано, и не заметить этого. Только когда он читает очень медленно и молча, то может точно воспринять смысл слова. Однако при этом ему трудно схватывать смысл предложения, т.к. подробно разбирая слова, он затрудняется в удержании их в памяти. Дойдя до конца предложения, он не помнит, с чего оно начиналось, и в целом не понимает того, что читает. С такими детьми много работают психологи и логопеды, тренируя у ребенка скорость и безошибочность озвучивания. Прогресс в озвучивании достигается, но при этом ребенок полностью оставляет попытки понимать что-либо при чтении. Успешно пройдя педагогическую проверку техники чтения, такие дети не читают не только книг, но и тексты в учебниках, поскольку не понимают. Письмо бывает настолько неграмотно, что ребенок получает диагноз дисграфия. Такие дети допускают множество самых невероятных ошибок даже при списывании текстов, а диктанты, изложения и сочинения совсем писать не могут. В 4-5 классах таких детей более 30%. Если родители проявляют озабоченность, то ребенка удается научить чтению и относительно грамотному письму. Но в большинстве случаев такие учащиеся либо переводятся в классы компенсирующего обучения (в которых от учеников уже ничего не ожидается), либо через пару лет совсем выбывают из школы.

2007 год объявлен годом русского языка. Может быть, наконец, что-то изменится к лучшему в нашей системе образования и психологической помощи детям в освоении грамоты?!

0


Вы здесь » Мама в сети - форум для креативных мам » Развиваемся, играя » Как Научить Ребёнка Читать